12.12.13

21146просмотров

Послание Владимира Путина Федеральному собранию. Репортаж

Президент России ежегодно обращается к парламенту с посланием, в котором говорит о положении в стране и об основных направлениях внутренней и внешней политики. «Сноб» ведет прямую трансляцию мероприятия

Участники дискуссии: Саша Рязанцев
+T -
Поделиться:

Президент России Владимир Путин сегодня, в день празднования 20-летия Конституции, обратится с ежегодным посланием Федеральному Собранию. Это произойдет в Георгиевском зале Кремля в присутствии более тысячи приглашенных. Среди них депутаты и сенаторы, члены правительства, главы Конституционного, Верховного и Арбитражного судов, общественные деятели и руководители некоторых средств массовой информации. 

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил ранее, что текст послания готовится за несколько месяцев, а в его подготовке участвуют все подразделения администрации президента. Комментируя текст документа, Песков назвал его «весьма обширным и насыщенным по содержанию» и сказал, что оглашение документа будет длиться около часа.

Антон Чугринов

«Безусловно, прокуратура, МВД и ФСБ», – говорит ведущая, оглашая список приглашенных. Камера тем временем показывает грустного Собянина.

 Евгений Бабушкин:

Путин опаздывает. Как всегда. Прямая трансляция начинается бесконечным предисловием журналистов Первого канала. Диктор ощутимо нервничает и запинается.

 Евгений Бабушкин:

Москва, Кремль, Георгиевский зал. Путин начинает.

 Антон Чугринов

Напоминает о сегодняшнем празднике. «Равенство всех перед законом», – Путин говорит. 

 Евгений Бабушкин:

Он поздравляет всех с двадцатилетием Конституции — и зал взрывается аплодисментами. Хлопают не только депутаты — в зале огромное количество чиновников высшего ранга, до тысячи человек. Камера с удовольствием бродит по комически серьезным лицам Сергея Собянина и Валентины Матвиенко.

 Евгений Бабушкин:

«Мы должны поддержать растущее стремление граждан участвовать в жизни страны», — говорит Путин. Ну вот — значит, заметил, что в обществе-то творится.

 Антон Чугринов

«Мы все заинтересованы в том, что бы через выборы во власть приходили целеустремленные, серьезные люди». Вспоминает прошедшие выборы. 

Переходит к гражданскому обществу: «Все законопроекты должны проходить нулевое чтение».

 Евгений Бабушкин:

«Любой гражданин должен дотянуться рукой до местной власти», — говорит Путин и требует привести ситуацию в соответствии со «здравым смыслом». Фактически он дает указание о развитии законодательной власти на местах. В следующем году — 150 лет Земской реформы, Путин упоминает об этом и явно планирует что-то приурочить к этой годовщине.  

 Евгений Бабушкин:

«В политической жизни стало меньше официоза, заорганизованности, заранее прогнозируемых результатов», — хвастается президент, но в огромном зале никто не смеется.

Теперь к межнациональным отношениям: защитить межнациональный мир, сохранить целостность страны, расправиться с "крышующими" этническую мафию сотрудниками правоохранительных органов. Далее аплодисменты.

 Евгений Бабушкин:

Путин говорит о межэтническом напряжении — коротко, но ярко. Главная причина — «люди, лишенные культуры». «Аморальный интернационал» — хороший, броский термин. В этот интернационал, по версии Путина, входят продажные чиновники, русские националисты и бескультурные хулиганы из республик СНГ. Аплодисменты.

 Евгений Бабушкин:

На Путина смотреть пока неинтересно — он еще не разогрелся, спокоен, официален. Зато интересно смотреть на тех, кто в зале. Не то чтобы там какие-то яркие персонажи. Совсем наоборот: сотни и сотни одинаково одетых мужчин средних лет. Элита. Кафкианская немного картина — или даже антиутопическая.

 Антон Чугринов:

«Независимая оценка качества работы социальных учреждений» — вот что у нас должно появиться. Дает соответствующее поручение. Жить станет лучше, да.

Евгений Бабушкин:

«Система независмой оценки качества социальных учреждений» — вот еще одна фишка нового президентского послания. Пока неясно, что за этим стоит — вероятно, какой-то новый стандарт и много, много бумажной работы. Путин здравоохранение немного хвалит (меньше стало сердечных приступов) и немного ругает (система страхования никуда не годится).

 Евгений Бабушкин:

Сергей Иванов, Валентина Матвиенко, Дмитрий Медведев. Они в первом ряду. Выражения лиц удивительны, «Три богатыря» Васнецова. У Матвиенко в глазах смесь неги и тоски, будто она слушает что-то прекрасное, но болезненное. У Медведева на лице светлый оптимизм, он как пионер на линейке. У Иванова отчего-то во взгляде подозрение — непонятно, что он хотел этим выразить.

 Антон Чугринов:

Предлагает организовать движение волонтеров, работающих в системе здравоохранения. Обещает этим волонтерам льготное поступление в медвузы. Памятуя о недавнем законе «о волонтерах» – это предложение звучит двусмысленно.

«Система ОМС должна  обеспечить гарантии бесплатной медицинской помощи. Пациент должен знать, какие услуги ему бесплатно может оказать врач, а врач понимать, за что ему платят зарплату», – развивает он тему здравоохранения.

 Евгений Бабушкин:

Путин пообещал всем обязательную диспансеризацию. Подросткам каждый год, взрослым раз в три года. В речи Путина удивительно сочетание «нанотехнологической» и совершенно архаической риторики. Он говорит о генной инженерии — вот чего нам не хватает — и тут же выдает: «Возрождать традиции милосердия». Ничего плохого в этом нет, но звучит странно.

 Евгений Бабушкин:

Со здравоохранением покончено, Путин взялся за культуру и образование. Слова об итоговом сочинении вызывают бурные аплодисменты — ох, и достал всех ЕГЭ, у этих-то, в зале, в одинаковых пиджаках, тоже дети есть.

 Евгений Бабушкин:

В России отмечен естественный прирост населения — впервые с 1991 года. Бурные аплодисменты! Но какая-то странная ситуация: мало рождается — плохо, много — тоже плохо. Потому что — «миллион школьников”, с которыми, видимо, нечего делать. Вообще, когда Путин говорит о демографии и детях, аплодисменты звучат чуть ли не каждые пятнадцать секунд. 

 Антон Чугринов:

Каждые 20 секунд звучит «прошу подготовить». Вот опять: «Прошу подготовить и установить единый перечень документов на строительство жилья, сократить сроки и сделать это до марта 2014 года».

Между тем у Иванова до сих пор poker face.

 Евгений Бабушкин:

Очень логично выстроено выступление президента. От образования — к демографии, а от нее естественным образом — к строящемуся жилью. Которого почти нет. Достаточно на московские цены посмотреть, впрочем, об этом Путин не говорит ни слова — зато требует, чтобы было построено 75 миллионов квадратных метров, и чем быстрее, тем лучше. «Очень коррумпированная сфера потому что! В этом вся проблема», — говорит Путин и громко вздыхает. Кажется, его это искренне волнует.

 Евгений Бабушкин:

Одинаковые мужчины в зале знают, что на них смотрят. Каждый демонстрирует преданность по-своему. Кто-то медленно, важно кивает. Кто-то нервным движением достает ручку с золотым пером и конспектирует все эти проценты и квадратные метры. Кто-то, как Валентина Матвиенко, просто смотрит на президента с любовью и не мигая. Все-таки не хватает женщин в этом зале.

 Евгений Бабушкин:

Путин заговорил об инновациях и явно заскучал — это не его, это медведевская тема.

 Антон Чугринов:

«Под требования стандартов необходимо полностью перенастроить систему профобразования — при учете уже накопленного опыта».

 Евгений Бабушкин:

Предлагает создать «национальный совет профессиональных квалификаций». Обещает возрождение школьной профориентации. «Главный принцип — обучение на реальном производстве». Овация. И внезапно — о ценах на студенческие общежития, очень страстно. «Ну невозможно до небес задирать эти цены!» — в зале присутствуют, кажется, и избранные ректоры, и Путин обращается персонально к ним. Когда ему есть в кого ткнуть пальцем, он начинает куражиться, а от абстрактных разговоров скучает.

 Антон Чугринов:

«Граждане должны иметь возможность пройти переподготовку. Необходимо создать условия для тех, кто готов переехать в другой регион для работы, взяв новый старт». Говорит, что необходимо создать федеральную базу вакансий.

 Евгений Бабушкин:

«Повысить привлекательность сельских территорий для жизни!» — и Рамзан Кадыров энергично кивает. «Большое спасибо селянам!» — и все хлопают особенно громко, как будто они и есть эти селяне.

 Антон Чугринов:

«Актуальна также проблема моногородов, которые остались в наследие от СССР. В них проживают около 15 млн человек. Прошу представить предложения по их комплексному развитию».

 Евгений Бабушкин:

И снова о межнациональном. «Упорядочить», «разобраться», «нести обязательства», «усилить контроль», «навести порядок». Из речи Путина можно вычленять только глаголы и на этой основе создать компьютерную модель сферического начальника в вакууме.

 Антон Чугринов:

«Нужно усилить ответственность работодателей при приеме на работу иностранных граждан, нужно, чтобы эти иностранные граждане исправно платили налоги».

 Евгений Бабушкин:

Путин большой гуманист: жалеет мигрантов и ругает их недобросовестных работодателей. Жаль, что это лишь слова. Или нет? Посмотрим.

 Евгений Бабушкин:

Путин предлагает поддержать бизнес — но как? Создать некий «Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата».

 Евгений Бабушкин:

«Щас скажу вам приятную новость!». Вот она: если регион создает больше бизнес-инкубаторов, то налоги в него возвращаются «в форме межбюджетных трансфертов». Я в этом ни бум-бум, но в зале кто-то смеется, а кто-то аплодирует — видимо, действительно что-то приятное.

 Антон Чугринов:

«Необходимо повысить авторитетность третейских судов. Должны быть внесены соответствующие поправки в Государственную думу».

 Евгений Бабушкин:

Путин долго говорит о налогообложении и деофшоризации экономики — строго говоря, самая важная часть выступления, остальное-то так, риторика. Но пока ничего конкретного.

 Антон Чугринов:

«Налоги от доходов компаний, которые зарегистрированы в офшорных странах, должны быть уплачены у нас. Нужно продумать систему, как эти деньги изъять». Бурные аплодисменты, улыбки. Слово «изъять» еще и не на такое способно.

 Евгений Бабушкин:

Когда же наконец пойдут «духовные скрепы»? Ровно год в этом же зале Путин выдал выражение, над которым издеваются до сих пор. Но сегодня он не жжет. Все больше про подъем Сибири и Дальнего Востока.

 Антон Чугринов:

Путин объявил войну управленческому уюту у топ-менеджеров.

 Евгений Бабушкин:

Я все пытаюсь понять логику аплодирующих. То они бурно реагируют на слово «селяне», то на «льготную ставку страховых взносов». А сейчас вдруг — Хакасия. Развивать ее, Хакасию, надо. Может, у них специальная табличка где-то висит, как на ток-шоу, только она разладилась? Applause! 

 Евгений Бабушкин:

Наконец-то международная политика. «Мы не претендуем на звание какой-то сверхдержавы. Не покушаемся ни на чьи интересы. Никого не пытаемся учить жить. Но мы будем стремиться быть лидерами». А дальше Путин вдруг говорит о «бесполой и бесплодной толерантности» — вот она, новая духовная скрепа!

 Евгений Бабушкин:

Сенсация: «Добро и зло — противоположные по смыслу понятия», — заявил президент России Владимир Путин.

 Евгений Бабушкин:

Путин цитирует Николая Бердяева. «Консерватизм препятствует сползанию к хаотичной тьме» — молодец Бердяев, очень он Путину по душе.

 Евгений Бабушкин:

Россия — зрелая и ответственная держава. Путин долго и с удовольствием говорит о войне в Сирии.

 Антон Чугринов:

«Считаю нашим общим успехом выбор международного сообщества в Сирии в пользу международного права и мира».

 Евгений Бабушкин:

Путин предлагает подумать о безопасности всех стран региона — «в том числе Израиля». Антисемиты, заряжайте свои пушки.

 Антон Чугринов:

«Россия готова ответить на любые политические и технологические вызовы. Наша военная доктрина и современные образцы вооружения позволяют быть готовыми ко всему».

 Евгений Бабушкин:

Путин начинает пугать. «Гиперзвуковые неядерные высокоточные системы» — вот что угрожает России. Ну, и традиционное ядерное оружие, само собой. «Мы прекрасно знаем, что нам нужно делать! Россия ответит на все эти вызовы» — в голосе президента наконец-то появляются действительно агрессивные нотки. Показательно, что про ракетные системы он говорит дольше, чем про школы. И больницы. И вообще дольше, чем про что-либо.

 Евгений Бабушкин:

Вы думали, военный блок речи уже закончился? А вот нет. Путин говорит про призыв, про резервистов, про гособоронзаказы и военные планы на 2020 год — на самом деле это чуть ли не самое «военизированное» послание президента в истории.

 Лика Кремер:

Закончил. Речь длилась 1 час 6 минут — компактно!

А новость про отмену выборов мэров и городских дум оказалась уткой. 

Читайте также

 

Новости наших партнеров