19.06.12

15780просмотров

Валерий Панюшкин: Бастрыкин, останьтесь

Извинения главы Следственного комитета — мужественный, разумный и достойный поступок, к которому следует отнестись с уважением

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

За скобками вот что: глава следственного комитета Бастрыкин, конечно, поступил отвратительно, когда публично оскорблял заместителя главного редактора «Новой газеты» Соколова и угрожал ему. Отвратительно поступил еще раз, когда остановил машину в лесу и повторно угрожал Соколову. Два взрослых мужика могут, конечно, повздорить и могут даже наорать друг на друга. Но, во-первых, орать, оскорблять и угрожать нехорошо в любом случае. И уж точно нельзя орать, оскорблять и угрожать, если у тебя есть оружие, а у того, кому ты угрожаешь, оружия нет. Нельзя оскорблять, если у тебя есть армия вооруженных подчиненных, а у того, кого ты оскорбляешь, есть только полувзвод девчонок-стажеров. Это за скобками. Это само собой разумеется.

Но Бастрыкин извинился.

Впервые на моей памяти высокопоставленный государственный чиновник извинился перед гражданином. Недвусмысленно. Публично. Впервые, сколько я помню, вообще какой бы то ни было чиновник извинился перед кем бы то ни было. Вообще никакой начальник у нас не извинялся ни перед кем и никогда.

Я не слышал извинений ни за подводную лодку «Курск», ни за Беслан, ни за «Норд-Ост», ни за отвратительно организованный ЕГЭ, ни за идиотски проведенную монетизацию льгот. Никогда.

А Бастрыкин извинился.

На моей памяти мне лично хамили и угрожали государственные чиновники высокого ранга, государственные чиновники среднего ранга, мелкие государственные чиновники, вплоть до начальника ЖЭКа. И не извинился ни разу ни один.

А Бастрыкин извинился.

За двадцать лет работы я много раз увольнялся и разрывал контракты, иногда очень выгодные. В большинстве случаев я делал это потому, что на меня орали, мне хамили и мне угрожали работодатели. Не извинился из них ни один. Никогда. А я не считал возможным продолжать сотрудничество, хотя отходчив и принимаю извинения, даже сказанные через губу.

Теперь перейдем на личности и обратимся к прецедентам.

Угрожал ли Путин гражданам, если не убийством, то разорением? Угрожал. И где же бессрочный пикет перед его администрацией с требованием прекратить угрозы? Почему мы не пикетируем Путина? Слишком бессмысленно?

Кадыров угрожал смертью журналистам и правозащитникам? Угрожал. Почему же мы не стоим в пикете перед его дворцом? Слишком опасно?

Сечин не только угрожал Наталье Морарь изгнанием, но и привел угрозу в исполнение. Где же пикет?

Платон Лебедев угрожал журналистам смертью? Угрожал. Почему же мы не стоим в пикете?.. Неловко? Человек и так в тюрьме? Да, неловко.

Мы манкировали значительным количеством пикетов, вот что я хочу сказать. Но, слава Богу, хоть теперь собрались.

Я полагаю, что пикеты перед Следственным комитетом были крайне благородным делом, проявлением товарищеской солидарности журналистов, которой так недоставало все эти годы. Но я полагаю также, что если требуешь извинений, то изволь принять извинения, когда они принесены.

Почему же, когда Бастрыкин принес извинения, их приняли только сотрудники «Новой газеты», тогда как большая часть журналистов не приняла их? Потому ли, что от государственного чиновника высокого ранга извинения не могут быть приняты, а может быть принята только отставка? Ничего подобного. Мы ставили нашим неизвиняющимся чиновникам в пример римского папу Иоанна Павла II, когда тот извинился за крестовые походы, и никто особо не требовал от Кароля Войтылы покинуть папский престол. Мы ставили в пример нашему президенту президента Клинтона, который извинился перед гражданами за то, что врал им по делу Моники Левински. И никто особо не настаивал, что Клинтону следовало не только извиниться, но и покинуть Белый дом.

Почему же мы так непримиримы к Бастрыкину, который извинился?

Я полагаю, что мы, подобно Путину, считаем извинения слабостью. Подобно Путину, мы считаем, что слабых бьют. Как только человек приносит извинения, мы начинаем считать его слабаком, набрасываемся и тщимся добить. Это глупо и стыдно. Я считаю, что извинения, принесенные Бастрыкиным, — это мужественный, разумный и достойный поступок, к которому, во всяком случае, следует отнестись с уважением.

И я очень рад, что среди руководителей страны появился хотя бы один, способный извиняться.

поддержать
ПОДДЕРЖАЛИ:

Читайте также

 

Новости наших партнеров